Текст: Алёна Лебедева Иллюстрация: Маша Рыба Дизайн и верстка: Анатолий Карнаухов

 

Популярность уральского художника Кирилла Бородина растет в геометрической прогрессии. Его работы — это обыденность в ярких красках, моменты жизни в броской технике, вспышка с другого ракурса. В интервью САМИЗДАТУ, Кирилл рассказал, как начал рисовать, почему художником с образованием быть честно, что происходит с творческой уральской тусовкой и как он попал на встречу с Путиным.

Как ты начал рисовать?

Мама вела меня на занятия гитары, но оказалось, что там преподавали лишь академическую гитару, а инструмент стоил очень дорого. Вот на обратном пути и зашли в художку, в которую, по-началу, ходил просто, потому что было принято куда-то ходить. С каждым годом меня стало это дело засасывать все больше и больше, и уже ближе к завершению я чётко знал, куда пойду учиться дальше.

Что ты обычно рисовал в детстве? Были какие-то образы, которые особенно запомнились или даже изменили тебя?

Я ходил заниматься к художнику Качарину в мастерскую. Частенько он ходил со мной в другие мастерские, таким образом, я знал почти всю художественную среду Кургана в то время.  Яркое  впечатление осталось от таких походов. Например, сосед Качарина, художник Чалый любил стрелять из пистолета по бутылкам, в это время в соседней мастерской мы занимались, а по коридору бегали девчонки в простынях.

Нужно ли художнику высшее образование или талантливый человек умеет все с рождения?

Конечно, я пошёл учиться. Сначала поступил в Свердловское Художественное училище имени И.Д. Шадра, а потом поступил в Арх ( Уральский государственный архитектурно-художественный университет). Вообще, считаю, что путь с полным обучением более честным и правильным. Любой может закончить художку, просто для кругозора, но это ни в коем случае не определит его, как художника.  Я за 15-летнее художественное образование: пять лет художки, четыре  года училища и шесть лет ВУЗа

Как это — быть художником ХХI века?

Думаю, время сейчас очень ускорилось, и писать картины по несколько лет стало не актуально. В моем случае очень сложно ускорить живописный процесс, так как я пишу послойно по четыре-пять подходов , а между подходами неделя просушки, поэтому единственный способ моего ускорения — это писать каждый день. У меня обычно в работе холстов десять , некоторые пишу по несколько недель, некоторые по пол года. Благо, я получаю удовольствие от самого процесса, и как -то у меня вошло в привычку работать каждый день, поэтому иногда в поездках, где нет возможности писать , я чувствую некоторую ломку.


Такая техника написания картин твоя авторская разработка?

На самом деле техника простая и  в принципе так пишут почти все холсты. Я работаю от пятна, делаю цветной подмалёвок, а потом начинаю прорабатывать детали, и упорядочивать холст. Двигаюсь от хаоса.

А как рождаются образы твоих картин?

Каждый раз по-разному. Меня впечатляют сюжеты или события из жизни, и уже из них рождаются образы. То есть, это может быть бродячая собака на улице или пластмассовый конь у племянницы. А когда у меня ступор в плане сюжетов я пишу автопортреты. К счастью, у меня их всего четыре.

Насколько для тебя важна оценка зрителей?

Смотря какого зрителя . Я спокоен к пустой критике. Но порой после конструктивной критики независимого профессионала не могу уснуть и обдумываю сказанное мне.

Современный зритель умеет ценить искусство? Разбираться в нем?

Для меня это сложный вопрос, зритель бывает разный, но я за элитарность искусства. Я не стремлюсь , чтобы мои работы нравились всем, поэтому меня не смущает что «Ателье Бородин» находится не в центре города (Gallery11 ,ул.Студенческая, 11- прим.ред. ), куда можно забежать просто по пути из-за  «нечего делать».

С каждым годом Екатеринбург растёт и развивается в культурном плане, можно ли уже говорить о создании творческого уральского сообщества? Знают ли о культурной среде нашего города за пределами области?

О создании творческого сообщества пока говорить не приходится, но меня радуют успехи наших ребят  за пределами страны:  Славы ПТРК, арт-группу «Злые». К сожалению,  жить на Урале и двигаться дальше практически не возможно, в глазах столичных зрителей мы дикие провинциалы.

Потенциал у наших есть? Стоит ли нам ровняться на Москву,Санкт-Петербург? Или даже у столиц в творческом плане не все гладко?

У всех должен быть свой путь, свои задачи: у художников одни, у галеристов и агентов другие. И как раз в Екатеринбурге с этим бардак. Многие художники не доверяют галеристам, и сами пытаются заниматься их работой, что по мне не правильно. Тем не менее, Екатеринбург очень хорошее место для творчества и развития, здесь много возможностей и многое сделать проще,  чем в столице.

Современное искусство — это уже созданное и обличенное в новые формы или новизна как идей, так и их реализации?

Я не искусствовед ,конечно, но для меня важно качество, что в традиционном искусстве, что в актуальном.  А вообще, сижу на берегу озера, и рассуждать о вечной проблеме определения современного искусства совсем тяжело.  Когда я был в Китае,  мою живопись называли современным искусством, так как они привыкли к березкам на холстах. Все-таки, я считаю себя традиционным художником, но мне все интересно.

А что за озеро? Расскажи, как ты оказался, насколько я понимаю, где-то между Питером и Москвой?

Я нахожусь на академической даче имени Репина, под городом Вышний Волочек. Культовое место, тут было написано половина Русского музея. Идеальное место для работы: огромные мастерские, ничего не отвлекает. Я тут в группе 25 художников со всей России. Каждый оказался тут по разным причинам. Меня позвали после встречи с Путиным. Давно хотел тут побывать.

И как ты попал на встречу с Путиным?

К Путину отобрали представлять смену художников форума Таврида. Я, Ковальчук (А.Н. Ковальчук, художник, скульптор — прим.ред.)  и ещё шесть  художников делали выставку для него. С каждой смены отбирали по пять-семь человек. Поэты, хореографы, музыканты. Меня отобрали со смены художников.

Расскажи про Китай. Тебя туда пригласили?

В Китай меня пригласила одна из китайских галерей  с персональной выставкой. Я туда приехал на неделю с товарищем. Но остался на месяц , потому что предложили поучаствовать в Международной Ярмарке в Гуанчжоу. Отказаться, конечно, не мог! Купил красок и начал писать.

И как тебя принял китайский зритель?

Да, нормально, там все другое, я же Китайского не знаю. В лицо не плевали.



Судя по выражению лица китайца, он рад. У тебя хватает времени на какие-нибудь хобби?

Ой, много чего делаю кроме живописи, невозможно постоянно писать картины. Сейчас я увлёкся графикой, люблю путешествовать, пока был Свитер, там экспериментировал  с объектами. Иногда преподаю, это тоже считаю скорее хобби. В художественном училище давал уроки театральной композиции, а так даю частные уроки. Уже выпустил дипломников, и пока не преподаю там. Слишком много времени тратиться на это, но, периодически, у меня возникает желание вернуться.


Над чем ты сейчас работаешь?

Сейчас  работаю над книжкой для детей и серией картин  «Дураки и дороги». Хотя, я этим занимаюсь уже второй год. Параллельно просто появляется много новых мыслей и тем.

Что за книжка? О чем она?

Это пока секрет, но в целом книга для детей. Небольшая сказка с иллюстрациями.