7

Иллюстрации Наталия

ДЕТСКИЕ ИГРЫ

Когда я был маленький, то мне нравилось носить мамины каблуки, примерять ее платья и играть с девочками в куклы. Тогда я еще не понимал, что со мной что-то не так.

Родителям было проще списать все это на детские игры. Они, простые советские, провинциальные люди, которых не коснулось тлетворное влияние загнивающего Запада, искренне верили, что со временем вся эта блажь пройдет, и их сын рано или поздно таки начнет «гулеванить по бабам». Этого не случилось ни рано, ни поздно, хотя они по-прежнему надеются на внуков.

Совсем скоро до меня все дошло: я понял, что гомосексуалист – предпочитаю парней. Никогда из-за этого не переживал, не испытывал угрызений совести, не стеснялся и не жалел себя, и тем более, не пытался покончить с собой.

рл



СУРОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Будучи скромным, неискушенным, дико замкнутым и неуверенным в себе юношей, я переехал в большой город, наполненный тревогами и надеждами, надеждами на то, чтобы построить успешную научную карьеру, а вовсе не пуститься в пьянство и блуд, оторвавшись от мамкиной юбки. Но все пошло наперекосяк! Меня, ботаника, но с неплохой внешностью стали клеить девчонки, которые даже не подозревали, что окучивают бесплодную грядку – признаться во всем не хватало смелости. Лишь только тогда, когда мой задротский покой нарушило признание в любви, я понял, что надо что-то делать – так случился мой первый в жизни камин-аут. Это совсем не больно, поверьте. Потом их было столько, что уже и не сосчитать!

Осмелев, я начал знакомиться с парнями. А что? Я такой же человек, как вы и, даже как В.В. Путин, тоже хочу любви и счастья. Но, увы, в нашей суровой, самой натурально-натуральной российской реальности их не так-то просто отыскать.


giphy (6)

Вы же понимаете, что подойти на улице или в вагоне метро и начать хомутать первого понравившегося парня означает лишь знакомство с его кулаком. Не став испытывать судьбу и насколько крепкие у меня кости, я отправился на сайты знакомств, в соц.сети и прочие мамбы. Именно с того момента начинается история о том, как я – голубой, стал гомофобом.

Ничем не сдерживаемые блядство и похоть, полное отсутствие «тормозов» – «все равно никто не узнает!», превратили многих из нас в озабоченных животных.



Которые, словно в конвульсивных припадках без остановки строчат объявления в духе: «Ебите меня семеро!» или «Готов на все ради айфона», конечно, не забывая, для большей убедительности, иллюстрировать свои желания фотографиями… Не могу не сказать и о моих любимых «натуралах», спокойно живущих по принципу: «Один раз – не пидорас. Каждый раз как в первый раз». Со всеми этими ребятами все понятно: психиатр им судья. «Серьезные отношения» – это такой же миф, как и то, что гомосексуалы более красивы, талантливы и успешны, чем их гетеросексуальные собратья.

 

— А что дальше? – задумчиво, на голубом глазу спросил меня однажды один парень.
— Как что? – ответил ему я.
— Ну, что ты планируешь делать по жизни дальше? Жена? Дети? – пояснил он.

Animation (4)

Плохо помню ответ, спорол какую-то чушь, наверное, но к этому «А что дальше?» я возвращаюсь все чаще и чаще. Очухиваясь после очередной неудачной попытки построить эти пресловутые «серьезные отношения» с мудилой, который решил, что с женой ему будет проще, всегда задаюсь этим вопросом. Бабы, будьте бдительны!

 

ПАТОЛОГИЯ

Да, люди иногда обманывают наши надежды, но для геев – это патология. Жизнь в состоянии постоянного страха толкает многих из нас на подлость, предательство, заставляет забрать громкие слова назад. И совсем неважно офицер ли он росгвардии или экономист в минфине.

Отчаянно скрывая свою сущность, они предпочитают стать «примерными семьянинами», время от времени, в тайне от жены и детей, не в силах справиться с искушением, похаживаяналево, к мальчикам.

Кто-то же, действуя не менее иррационально и нелогично, прыгает из кровати в кровать, заполняя сексом пустоту одиночества, часто не зная даже имени своего партнера. Желание постоянства — это, в большинстве случаев, временное помутнение, а крепкая мужская дружба закончится тем, что один из «друзей», поняв, что запахло жареным, начнет сливаться, находя для этого миллион причин.Иногда же просто переходя в режим «игнор». Однако не стоит думать, что он умирает в муках со стыда, скорее всего, его новые «серьезные отношения» уже завертелись полным ходом.

 

Я не знаю универсального рецепта для спасения заблудших гейских душ. Для меня — это открытость перед близкими. Понимая все риски, мне тем не менее не страшно, понимание, что ты существуешь в одном уникальном экземпляре, без раздвоения жизней — бесценно. Ведь в конце концов, мы не воры и убийцы, а значит тоже имеем право быть счастливыми.