Режиссер Юлиана Стич снимала клипы для «Обе две», «АлоэВера», «Айфо». Родилась в Питере, жила в Москве, но вот совсем недавно переехала в Екатеринбург и влилась в уральскую тусовку, словно была рождена, чтобы слушать Курару и носить толстовки с вышивкой «Урал». Свой приезд она ознаменовала, пересняв клип Ивана Дорна «Collaba» в духе Екатеринбуге.

– Какие из своих работ ты бы обозначила как самые важные?

– Ты так говоришь «самые важные»… Они же все важные! Они все как мои дети. Мне нравится, что я замечаю свой рост от работы к работе. Пусть новый клип будет лучше по качеству, но когда я смотрю на старый, который снимала трясущимися рукам на фотик, то осознаю, что он тоже хорош, потому что в тот момент это был мой предел.

– Представь, что тебя попросили в качестве портфолио отправить три свои работы – что бы ты отправила?

– Я бы точно скинула «Милого», потому что это мой самый первый клип и вообще самая первая работа в качестве режиссера. До этого ничего не снимала. Это какая-то часть меня, что-то очень родное. Я бы скинула, наверное, «Беги» для АлоэВера, потому что в нем воплощен именно мой сценарий, где я писала немного про себя. И еще скинула бы «Марсианин» для Айфо, который мы снимали в Грузии. Снимали из ничего. Была только идея. Со временем «наросли» и команда, и техника. Бюджет был нулевым, но нам удалось сделать красивую, теплую историю. Это было удивительно — я уезжала из Грузии с материалом, и просто не верила, что это все произошло.

 

– Как тебе клип «Обе две» к песне «Мальчик». Что ты почувствовала, когда посмотрела? Не было ощущения ревности или чувства «я бы сделал по-другому», ведь по сути, он воспринимается как продолжение истории клипа «Милый».

– Нет, наоборот, была радость, потому что после «Милого» мне писала Марго, что готова сниматься дальше. Но я никак не могла придумать роль для нее. То есть мне очень понравилось работать с ней, несмотря на то, что там она была совсем маленькая девчушка. Я очень хотела придумать для нее историю, но у меня не получалось. Вот она подросла, и я очень рада, что роль нашла ее, и кто-то ее снял, и не важно, что это не я.

– Основные твои работы – клипы. В клипах важнее картинка и техничность или режиссура, идея?

– Нельзя однозначно ответить, потому что какие-то клипы выигрывают за счет идеи, какие-то за счет качества. Очень редко бывает, что идея суперкласс и качество на уровне. Это то же самое, что пытаться определить, кто в фильме самый главный. Режиссер говорит: «Я самый главный в фильме!», оператор: «Я самый главный!», продюсер говорит: «Вы че обалдели? Я самый главный!». Но на самом деле важны все, и если хоть кто-то на площадке не будет вывозить – ничего не получится.

– Но все-таки, в отношениях «картинка-качество» клип отличается от фильма?

– Тоже спорное суждение. Клипы настолько мягкая субстанция, что можно сделать из этого все, что угодно. Можно сделать минифильм, можно сделать видео-арт.

– У тебя есть какие-то табу в работе – чего точно нельзя делать, или, наоборот, что-то, что точно нужно сделать, чтобы все пошло как по маслу?

– Того, что прям точно нужно сделать, чтобы все пошло хорошо, я не знаю. Это видимо какой-то секретный ингредиент, который должен передаваться либо от мудрого старого режиссера – молодому, либо как-то с феей крестной. Каждый раз на площадке я экспериментирую. Например, выхожу и думаю, что сейчас я соберу команду и скажу ей как тренер: «Ребята! Мы с вами собрались для высшей цели! Давайте поработаем!». Это не всегда действует, потому что там могут быть незнакомые вам люди, какой-нибудь первый-раз-вижу-тебя-гафер. Чего точно не должно быть на площадке – скандалов и крика. Если ты хочешь разобраться с человеком, когда он делает что-то не так или вообще назревает конфликт, ты отводишь человека в сторону и спокойным тоном разбираешься в ситуации. Никаких криков и скандалов не должно быть точно.

– У тебя были такие ситуации?

– Да. Была очень длинная смена. Прям очень. Все сильно устали. И техники, и операторы. Все были на пределе. Я видела, что у людей назревали эмоции, и мне приходилось отводить и как-то уговаривать еще поднажать, чтобы потом всем вместе отдохнуть.

– Как ты себя ведешь на площадке? В команде ты творческий деспот или больше либеральна?

– На самом деле мне кажется, что я такой «цветочек» на площадке. Я очень мало говорю, стараясь дать команде больше пространства для творчества. У нас, конечно, есть какой-то план, раскадровка, сценарий и т.д. Но мне хочется, чтобы каждый над своей ролью подумал сам. Я могу направлять, но стараюсь, чтобы все были самостоятельными в своем росте. Но потом, после очередного съемочного дня, я думаю: «А не была ли я тираном сегодня?». А вдруг… Молчаливый деспот? Миленький тиран? (смеется)

– Кого из уральских исполнителей ты слушаешь?

– Я давно слушаю Айфо. Еще задолго до того, как сняла им первый клип. Я вижу, как они растут. Мне кажется, я еще долго буду хранить у себя в телефоне их альбомы и переслушивать. Еще мне нравится Курара — она у меня, кажется, еще с того времени, когда лет восемь назад я загрузила один альбом. Потом начала покупать другие и все еще не могу удалить. Курара – это то, что я могу слушать каждый день. По-моему, это какая-то вечная музыка, вечные тексты, подходящие к любым ситуациям.

– Как ты начала работать с АлоэВера?

– Мы были знакомы с Артемом Клименко со времен работы с «Обе две», как-то дружили, общались понемножку. Потом случайно встретились с ним в Питере. Он сказал: «Я теперь в АлоэВера». Вот и все. Мы как-то по дружбе что ли… Он мне написал, что они собрались снимать клип, команда есть, сценарий есть, предложил стать режиссером клипа. Сказал «У тебя неделя, чтобы подготовиться». (смеется)

– Дальше уже как по накатанной? Ты же много им сняла, клипа 3 или 4. Вы на одной волне или все-таки это такая работа, основанная на дружбе?

– У меня с АлоэВера какая-то история, как бы это обозвать… ммм… мы просто жили вместе. Были какие-то работы типа проснулся утром и: «О, а включи камеру, сними пожалуйста это». Сначала в Питере жили, потом переехали все в Москву, жили уже по-отдельности, но все равно было ощущение, что вместе. Поэтому клипы создавались довольно спонтанно. На самом деле мы придумывали и начинали снимать гораздо больше клипов, чем вышло в итоге.

– Когда и зачем ты приехала первый раз в Екатеринбург?

– Я приехала первый раз лет, наверное, десять назад. Я ездила на Байкал летом снимать свою документальную работу для курсовой – универские дела, и у меня был очень длинный обратный путь в Москву через Екатеринбург, на этом поезде бесконечном, который во Владивосток идет 9 дней. Мне написал мой друг Ваня Пинженин: «Слушай! Когда ты уже приедешь в Екатеринбург? Я здесь. Давай!». И я взяла билет из Иркутска до Екатеринбурга и приехала. Прожила здесь неделю, познакомилась с городом и влюбилась в него.

– Недавно вы с командой BigBag пересняли клип Ивана Дорна. Этот ремейк больше от Ивана Дорна или от себя? Идея была просто переснять, но сделать как у Дорна, или вы хотели что-то перевернуть?

– Слушай, мы долго думали. Мне кажется, я не видела ни одного ремейка ни одного клипа. Видела ремейки фильмов. Поэтому было не понятно – переснять все, как есть, или изменить. Мы решили добавить какого-то местного колорита. Мы изменили количество локаций. Показали ДИВС с панорамой города, взяли литературный сквер, Орджоникидзевский ЦК, Линч, здание приборостроительного завода и Дом Печати. В принципе, основа клипа осталась. Мы взяли какие-то кадры, которые нам очень сильно нравились. Но да, от нас там тоже есть.


Продюсер Диана Григорик

Про цель съемок ремейка:

«Ваня Дорн нас вдохновил, у него интересная задумка клипа. Мы хотели бомбануть на том, что клип свежий и новый. Весь альбом ориентирован на Америку, поэтому было очень много комментариев и споров. Ну, если в общем — он дерзанул, и мы решили позволить себе то же самое. Переснять клип с тематикой Екатеринбурга.»

 

– Ты сама слушаешь песни Ивана Дорна?

– Я слушала весь первый альбом Дорна. Мы ехали в Крым на машине и прям отрывались.

– Сколько раз ты посмотрела клип, перед тем как его переснять?

– Не знаю! Мне кажется, что миллион. Мне вроде как снятся даже отрывки, потому что я очень часто просыпаюсь последнее время и: «Так! Что мы еще не сняли?».

– Говорят, вы сняли все за 500 рублей, ред булл и сникерсы. Как можно снять клип за 500 рублей?

– А… С трудом! Нужно найти таких же сумасшедших людей как ты, которые готовы день и ночь выкладываться в поте лица за какую-то не очень явную идею и не очень понятный фидбэк. Просто найти каких-то сумасшедших!

– Слушай, а где режиссеру вообще искать работу?

– Хороший вопрос!. (оглядывается) Давайте спросим у окружающих… А вообще – либо в продакшнах, либо самому создавать продакшн.

– Что ты думаешь снимать дальше? Есть какие-то планы?

– Да-да! У меня есть такая идея! И мне нужен классный сценарист… Это клип, и мне настолько нравится идея, что я не сплю и постоянно думаю об этом! Как бы все это замутить? Замутить за 500 рублей. (смеется)