Первый альбом Скриптонита – не просто набор из восемнадцати рандомных песен. «Дом с нормальными явлениями» – музыкально визуализированный мир с четко выверенным сюжетом со вступлением и концовкой. Адиль снял кино, не придерживаясь жанровых рамок. В нём есть всё: жесткая социалка, безнадёга, веселье, серость, тоска, любовь, вера и переживания – чувства, которые Адика выдавливает осевшим голосом, впуская слушателя в пьяную павлодарскую вселенную.

Текст: Риза

 

Оказаться в ней можно будет на концерте в Теле-Клубе, 16-го ноября, где Скриптонит презентует публике двойной альбом «Уроборос», исполнит свежие треки и, конечно, песни дебютного альбома.

 

На каждом «домашнем» треке слова, которые произносит Скриптонит, мягко говоря, трудно разобрать. Оригинальная манера проглатывания звуков и букв с понятийными выражениями, слепленными парой языков

Треки «Дома» связаны не только единой повествовательной линией, но и плавными музыкальными переходами. А тексты песен напичканы специфичными жаргонизмами и такими же словесными оборотами. Они употребляются пацанами, мешающих в речи два языка – казахский с русским. На выходе получаются диалекты, которые требуют детального разбора для того, чтобы понять смысл строчек.

 

ТРЕК

Скриптонит вещает с места событий «Пацан, ты дома!»

Первая и очень важная строчка – «В общем обладая здесь двумя жузами». Жуз (по-казахски) – сотня. Скриптонит подразумевает двести тенге, сумму равную примерно сорока рублям (на тот момент, сейчас – меньше).

Следующая – «Можно оказаться дома, пьяным или в хламе». Имея в то время купюру с самым низким номиналом, можно было накидаться, копернувшись (сложившись) с близкими. А можно и не, если ты один – этого с натяжкой, но хватило бы. Далее – «Угадай где жай знакомый, где новая гнида».

Жай (по-казахски) – просто или обычный. «Жить хотя бы, как остальные, вот что здесь хотят» — слова, идеально описывающие местных, мыслящих примитивными категориями о достатке.

 



 

 

САЛАМ — ТРАДИЦИОННОЕ ПРИВЕТСТВИЕ, КОТОРОЕ СОПРОВОЖДАЕТСЯ РУКОПОЖАТИЕМ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДВУМЯ РУКАМИ

«Все мои пацаны не с твоего квартала» — Скрипи поясняет, что он и его близкие с окраины, они – выходцы из низов.

«Крикни нам салам, салам, а не halo». Салам — традиционное приветствие, которое сопровождается рукопожатием исключительно двумя руками. Другие варианты Адиль не котирует. Так принято.

«Масть, а не purp, не стафф, а солома» — Скрипи продолжает контрастировать словами, что используются в его кругах с общепринятыми. Трава на сленге – солома, никак не стафф. Именно масть, а не purp.

«Я не босота, но босячка с моего района (палево)». Адика поясняет, что он не живет по воровским понятиям, но босячка (или грев, посылка или её сбор на зону) собирается и отправляется оттуда, где живет рэпер – это палево (не очень). Таким исполнитель представляет свой город, дом, район, людей, живущих бок о бок с ним.

ТРЕК

Несмотря на весь пиздец, что происходил по сюжету альбома до, у Скрипи всё норм, его расклад – привычен

 

«Қалайсың, Адика?». Қалайсың (по-казахски) – как дела? Адиль отвечает строчкой: «На должном по-любой, родной» — на должном – в порядке.

«Сыпем так, сыпем здесь, килишуем рукой». Первое, что приходит в голову – трава, которую засыпают в бас (по-казахски – голова: верхняя часть прорезанной бутылки, обтянутая фольгой). Килишовать (на слэнге) – меняться, менять, перемещать с места на другое. Предположение может быть ошибочным, но, исходя из контекста и следующих строк, Адиль имеет в виду именно солому (траву)

 

«ДУРАКИ НЕ УВАЖАЮТ НИЧЕГО КРОМЕ ВОЛЫНЫ»

«Жизнь делает то же, что и могла бы (если чё, спрашивай)»; «Чё там, не куришь шпек?»; «Будет голодный век – скуришь и не это»; «Говорю конкретно (родный вгашенный)». Шпек – самая распространенная низкосортная дешёвая казахская трава. Когда нет выбора, остается довольствоваться малым, этого не избежать – то, что имеет в виду рэпер, говоря о голодном веке. Родный (близкий кент), которого упоминает Адиль в следующей строчке – под шпеком (травой), то есть вгашенный. Он задает настрой вечеру.

 

 

«Як и кола тут зарубились в карты». Коньяк с колой – почитаемый Адикой алкококтейль, хэдлайнер описываемой посиделки. Долгое время Адика зарабатывал на жизнь продажей битов, реже – рэпом. Пока остальные кичились этим, Адиль тратил заработанное на базовые нужды. «(И че теперь?)»; «Я там и там шлю салам всем пацам»; «Мой первый ученик купил полтинник в двадцать». Скрипи говорит о том, что всё изменилось. Выбранная тактика принесла плоды: он на слуху, и скоро снова поимеет, а те, кто выёбывались – забытые позеры-однодневки.

«НУ ЖЕ, ДАВАЙ К НАМ»

 

 

Полтинник – Toyota Camry 50 (народное авто, иметь которое в Казахстане – статус). Ученик – павлодарский битодел Strong Sympony из окружения Скрипи, заработавший на Камри (полтинник) продажей музыки.

Далее скретчи, «Дураки не уважают ничего, кроме волыны» и повторяемые строчки куплета с первыми. После вкрапленный короткий диалог, записанный на диктофон в салоне того самого полтинника: «Че, взял?»; «Да, бля»

 

 

 

Он повествует о вырубке (покупке) травы кем-то из пацанов Адиля: тот, кто брал (покупал), сделал это, сумев не нарваться на неприятности. «Отлично, тащи в дом!»; «Ну же, давай к нам»; «(Тебя) ждал этот район»; «(Тебя) хотел достать бабон» «(Но ты) всё ещё при нём». Адика торжествует – кент вернулся с весом, его хотел достать бабон (или бобик), но он успел скрыться – аллилуйя.


ТРЕК

«У нас треть города не тащит физикой, но тащит духом»; «Поймешь, когда внежданку сунут в ухо». Выросшие в жестких условиях окраин пацаны сильны характером, вывозят за счет закаленного условиями духа, а не груды мышц – таких в Павло каждый третий. Они способны въебать в любой момент, в самый неожиданный – в первую очередь. «Десять за хапку, семера – мокруха»; «Несправедливо, ведь косяк – он же стал нашим другом». Хапка (в конт.) – запрещенное употребление травы, за которое по закону могут впаять десять лет тюрьмы, в то время как за убийство (мокруху) меньше – семь. Рэпер сетует на то, что это абсурдно и несправедливо. «Твои кенты в лосинах или уггах»; «Мой край воняет потом вперемешку с Hugo».

 

 

 

Скрипи осуждающе угорает над псевдо модниками-клоунами, выглядящих по-бабски смешно, противопоставляя позорный стиль своему — павлодарскому, в точности обратному: грубому и жесткому. «Здесь людям похуй, они по иксу». Икс (в конт.) – хуй; по иксу – по хуям. «Вон тот щегол не плакал даже будучи одет на нож». Адика продолжает тему силы духа местных пацанов. Одет на нож – пырнут (ударен) им.«Блатхата заменила мне мой колледж, но я здесь и не заменил траву тем, что ты колишь». Адиль бросил учебу в восемнадцать, посвятив себя полностью музыке. Блатхата (в конт.) – собирательный образ гуляющей жизни с кутежом, пьяным угаром и поглощением травы.



 

 

Культовому «Дому с нормальными явлениями» три года. Его определенно стоит цельно переслушать или послушать, если ещё не. Альтернативный хип-хоп, классический, рок-музыка, трэп, элементы латиноамериканской музыки и соул – основа жанровой палитры «Дома». Он гениален во всех отношениях. Им исполнитель размёл рамки того, каким может (и должен) быть рэп на русском, и стал явлением, каких не было прежде.