Продюсер: Юля Фотограф: Саша Макияж: Соня Стилист: Муса
Текст: Сергей Бор Ассистент: Лиза Модель: Настя (LINDEN STAUB)

Аромат, сначала ставший созвучным «пище богов», а потом и вообще превратившийся в эпоним, как ксерокс с памперсами. Когда говорят «омбре», мы сразу интуитивно понимаем, что это нечто сильное, сразу и наверняка бьющее в нос, заставляющее сморщить лицо в кучу и чаще всего далекое от изысканного благоухания. В этом есть определенный этимологический намек. Несмотря на всю богатую парфюмерную ювелирную композицию французского оригинала 19 века, в ее основе лежало обычное (хотя и китовое) дерьмо.

Мы продолжаем наш цикл материалов про общепризнанные иконы парфюма. Почти все легендарные ароматы в той или иной степени «запачканы» и обязаны своим появлением часто омерзительным, и почти всегда нелицеприятным, историям. Амбра не исключение: ее органический первоисточник — это опять самцы, но на этот раз кашалотов. И мало им достается от китобоев, которые жаждут заполучить их ус и потроха, с каких-то пор оказалось, что продукты, извергаемые из китового нижнего отверстия, гораздо более ценные, чем все остальное их «добро».

плашка

Штаны: BOLSHOY Универмаг

Верх: SUSPIRIA

plashka-e1524051173635

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ПОХОТЬ

Как и у большинства прочих neverdie ароматов, в истоках всплеска интереса к амбре стояла всепоглощающая человеческая похоть и зачастую наступающее неожиданно рано половое бессилие. В медицинских целях ее дарили султанам, шейхам, раджам, царям и королям, а сохранившееся энциклопедическое описание за 1839 год гласит: «Амбра — это возбуждающее плоть вещество». Ходят слухи, ее добавлял в еду и напитки своих избранниц известный пикап-гуру Казанова, хотя судя по ним, что он только им и себе не добавлял, не брызгал, не вкалывал и не втирал, да и судя по более поздним научным открытиям, любитель плотских утех таким образом скорее бы привлек самку кашалота, чем обычную сухопутную женщину. Так или иначе, в определенный исторический момент парфюмеры мирового уровня увидели в этом веществе колорит, характер и поразительную стойкость.

.

ТО САМОЕ ОМБРЕ

Разумеется, добавлять животные экскременты сразу в духи было бы моветоном. Путем определенной серии проб и ошибок с давних пор было определено, что если эта субстанция поплавает в океане несколько лет (чем больше — тем лучше), а потом еще пару полежит в спирте, то избавится наконец от природного зловония и приобретет то самое омбре. Да и вообще, эта штука на самом деле не китовьи какахи как таковые, а скорее выделяемый раздраженными кишками некая паста, когда огромный млекопитающий зверь объестся острым или твердым. В свежем виде ее называют «черной» амброй, в поношенном морем «серой», если получают из неорганических элементов и растений (на радость китам научились), то уже «белой».

«ДАРЫ МОРЯ»

Как и в случае с остальными животными «исходниками», сегодня окаменелую китовую жижу в основном скупают только небольшие крафтовые придворные бренды в арабских странах и топовые европейские корпорации. Животных и их содержимое оправдано защищают (в тех же штатах уже около полувека запрещено не только охотиться на них, но и перепродавать найденные «дары моря»), а рыскать по побережью Новой Зеландии или Скандинавии после каждого отлива и копаться в водорослях и тине в поисках сложноидентифицируемых ошметков — промысел той еще продуктивности.

ЛУЧШИЙ ФИКСАТОР

Вот почему большинство более-менее здравомыслящих парфюмеров предпочитает использовать аналоги, которые, по многочисленным экспертным оценкам, практически ничем не уступают «серому» оригиналу. И тут уже мы подходим к самому важному. Почему, в конце концов, амбру все так хотят? Пахнет она не ахти, даже после скитаний по морям, но вот удерживать сопутствующие запахи она может превосходно. Наши с вами туалетные воды, духи и одеколоны чаще всего помимо спирта состоят из сложной парфюмерной композиции, и следовательно, лучше продукт — богаче звучание — больше привередливых «инструментов». Последние же испаряются с той или иной степенью интенсивности, и это головная боль любого парфюмера. А клиенту зачастую нужен аромат перманентный и сильный. Вот здесь и приходит на помощь лучший в мире фиксатор — амбра. Она «связывает в узел» всю парфюмерную полифонию и ведет ее неизменной очень и очень долго.


plashka-e1524051173635

Вопрос есть ли у амбры свой собственный запах остается открытым. Кто-то утверждает, что она имеет животное, сладковатое благоухание, другие ссылаются на происхождение слова ”amber” (от англ. янтарь) и предлагает ассоциировать аромат с этим камнем — тепловатый, солнечный, мягкий, смолистый. Скорее же всего, все дело опять таки в свойстве амбры прочно закреплять все окружающие ароматы. Чем дольше и интенсивнее этот рожденный из недр монстра продукт окисляется «во всех семи морях», тем многограннее и сложнее звучит накапливаемая им собственная парфюмерная композиция. А именно ее в конечном итоге все жаждут. Чем сложнее, тем лучше — в парфюмерии все наоборот.

plashka-e1524051173635

plashka-e1524051173635

ART PARFUMS

лого

ул. 8 Марта, 46
ул. Репина, 94